ФОРУМ "ИЕРУСАЛИМСКИЙ ХРАМ СЕГОДНЯ"

Внимание! При регистрации нового пользователя, прошу отправить мне сообщение "РЕГИСТРАЦИЯ" на адрес temple.today@gmail.com Спасибо. Админ.
Текущее время: 16 дек 2017, 07:32

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Приглашение на спектакь "Мрамор" по пьесе И.Бродского
Новое сообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 16:16 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 авг 2012, 15:50
Сообщений: 6
Фонд E.D.I.C. представляет
Санкт-Петербургский театр "ЗА ЧЕРНОЙ РЕЧКОЙ"
со спектаклем "Мрамор" по пьесе И.Бродского.
"МРАМОР"
Зал "Эшколь а-Пайс", ул. Мидбар Йегуда 5, Маале Адумим
20.08.12. (понедельник) в 19:30
Стоимость билетов:
100 шек.


"МРАМОР"
Зал "Эшколь а-Пайс", ул. а-Декель 5, Бат-Ям
22.08.12. (среда) в 19:30
Стоимость билетов:
100 шек.

"МРАМОР"
Зал "Шарет", ул. Хаим Озер 8
(в здании Муниципалитета), Петах Тиква
23.08.12. (четверг) в 19:30
Стоимость билетов:
90 и 110 шек.

Билеты в театральных кассах
"Браво" и "Афиша"
на сайте http://www.arielonline.tv
и по телефонам:
050-9902910, 054-4803136, 052-3474896,
03-6515549, 03-9390020Анонс спектакля «Мрамор»

Изображение

Иосиф Бродский

МРАМОР

ДЫРА В ПЕЙЗАЖЕ С ДВУМЯ АНТРАКТАМИ


ПОБЕДИТЕЛЬ ФЕСТИВАЛЯ «РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПАРАД» 2008 года

ПОСТАНОВКА: Иван СТАВИССКИЙ
ХУДОЖНИКИ: Фемистокл и Ольга АТМАЗДАС
СКУЛЬПТОР: Евгений БУРКОВ
МУЗЫКАЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ: Семён МЕНДЕЛЬСОН
СЦЕНИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ: Игорь КАЧАЕВ
ИСПОЛНИТЕЛИ: Анатолий ЖУРАВИН и Семён МЕНДЕЛЬСОН

Театр «За Черной речкой» предлагает необычный для современного зрителя спектакль, наполненный философскими мыслями и аналитическими монологами на темы «Что есть жизнь?»,«Что такое свобода?», «Что делает человека счастливым?», «Может ли человек быть сильнее смерти?» рассуждениями о времени, реальности, свободе и одиночестве. Время – второе тысячелетие до нашей эры - и место действия, камера в башне, позволяет перенестись в абстрагированное от бытовой повседневности пространство, в котором не нужно торопиться, связывать себя обязательствами, принимать решения. Здесь можно размышлять о вечных вопросах, не боясь ошибиться и сделать неверный ход, становясь все откровеннее с самим собой. Неизменность течения времени, человеческой сущности и смысла бытия со сменой эпох, событий, с приходом прогресса – все это одинаково для любого времени от античности до сегодняшних дней. Интеллектуальный спектакль «Мрамор» по пьесе Нобелевского лауреата Иосифа Бродского найдет отклик не только среди поклонников творчества поэта, но и среди тех, кому необходима передышка от суеты и быстротечности современной жизни.

Продолжительность спектакля - 2 часа 40 минут

------------------------------------------------------------------------
Отзывы о спектакле

01.02.2009 - "Разговор о времени"
Театральный портал Gvozd.ru
И. Бродский. «Мрамор». Театр «За Черной речкой».
Режиссер Иван Стависский
Художники Фемистокл и Ольга Атмадзас
Исполнители: Анатолий Журавин и Семён Мендельсон

Пьеса Иосифа Бродского «Мрамор» не так часто появляется в театре, хотя казалось бы – актуальный во все времена сюжет о людях, потерявших свободу, глубокие философские диалоги, неординарные персонажи – мечта любого умного актера, но… Так и пылится эта пьеса на полках библиотек, а ее сценическая история чересчур коротка. История запомнила спектакль с участием Сергея Дрейдена и Николая Лаврова и пожалуй все. Иван Стависский своим творением пытается восполнить театральную пустоту вокруг пьесы, и во многом ему это удается – получается актуально, зло и тонко иронично.
Постановщик разбивает спектакль на три части. Это деление понятно: спектакль длинный и отнюдь не для простого зрителя. Чтобы понять и прочувствовать то, что происходит с героями, нужно немало времени. Режиссер не увлекается купюрами текста, а подает его почти целиком.
Художники спектакля были ограничены возможностями небольшой сцены театра. Однако, Фемистокл и Ольга Атмадзас сумели создать из недостатка достоинство – сцена превращена в маленькую камеру для двух человек. При этом, они смело используют большие сценографические объекты – огромный скелет ванны, в которой по очереди «плещутся» двое заключенных, не менее большие шезлонги-кресла, сделанные, как и ванна, из металла. Эти два кресла в третьем акте трансформируются еще и в кровать Публия. Тем самым, физические превращения на сцене сведены к минимуму, на актеров падает вся нагрузка – отвлекать зрителя попросту нечем. Если к этой картине добавить бюсты поэтов Древнего мира (скульптор Евгений Бурков), аккуратно расставленные по периметру камеры, а так же небольшую «тумбочку» – мы получим тесный мирок двух арестантов, которые компенсируют минимум пространства максимумом свободного времени.
Особенность сценографии заключается еще и в том, что она не создает впечатления замкнутого, давящего пространства. Наоборот, светлые тона и мягкие очертания предметов, «закругленность» самого пространства создают парадоксальный обратный эффект – это пространство не для заключения, а для жизни, хотя и замкнутой, ограниченной, но максимально комфортной жизни. Тем самым, зрителя не покидает двойственное ощущение уюта (теплый свет, мягкие формы) и скованности (маленькое пространство и большие предметы в нем).
Этот спектакль поставлен в психологической манере – актеры строят ансамбль на взаимодействии, психологической мотивации поступков. От этого спектакль приобретает не только философскую глубину – она заложена на уровне текста Бродского, но и глубину жизненную, заложенную уже в тексте режиссерском и актерском. Это интимный разговор двух актеров со зрителем, разговор о личности, свободе и времени. В белых одеждах, отчасти напоминающих форму пациентов психиатрических лечебниц, они разговаривают друг с другом обо всем: воле, свободе, эрекции, истории, времени, снотворном…
Туллий в исполнении Семена Мендельсона – человек Рима, с его голубой кровью, его пониманием истории мира – истории Рима. Этот человек скрывает за своими мягкими
интонациями, снисходительностью – жесткую направленность сознания к пониманию времени и пространства, организованных законом, который человек ставит над собой. Поэтому для него нет страдания в пожизненном заключении, он прекрасно осознает, что гармония в этом мире возможна только через пожертвование своей индивидуальной свободы закону. Именно поэтому он постоянно осекает Публия в его коротких как у Буратино мыслях. Для Туллия мысль – средство выйти за пределы ограниченности и соприкоснуться со временем. Персонаж Мендельсона построен на противоречии внешнего внутреннему. С виду тонкий, нервный человек, с мелкой пластикой, резкими голосовыми переходами, этакий интеллигент-неврастеник. Внутри, наоборот – человек со стальным стержнем Рима, в чьей голове аккуратно разложены ответы на любые вопросы. Только с течением времени все меняется внутри персонажа – оправдание несвободы оборачивается побегом, уверенность в том, что этот мир нерушим в своей гармонии – сменяется неуверенностью. Но ни побег, ни сомнения не являются для героя Мендельсона главной движущей силой: отнюдь не побег из тюрьмы становится его целью. Потому он возвращается в камеру: в какой-то момент он понимает, что тюрьма – это не четыре стены, а несвобода личности, скованность мыслей и чувств. Побегом из этой тюрьмы мира для него становится самоубийство. Ведь смерть есть обретение высшей духовной свободы, свободы от цепей материи.
Публий Анатолия Журавина так же выстроен на контрасте внешнего и внутреннего, но уже с другим «зарядом». Это наполненный жизнью человек, ведомый куда более прозаическими мотивами – сексуальным влечением, голодом, звериным желанием обрести волю. Здесь важно развести понятия свободы и воли – для каждого из героев это несколько разные стремления. Для Туллия свобода – необходимость человека, без которой он не может существовать, свобода понимается им на уровне духовно-ментальном. Для Публия важно стремление к воле – праву человека на максимальную реализацию себя в мире, наиболее полное переживание бытия. Его мысли куда проще чем у Туллия, он оперирует более приземленными понятиями. Его стремление к воле не менее остро, чем у сокамерника, но в начале это стремление к физической свободе, ведь он, несчастный, лишен в этих стенах того спектра плотских удовольствий, который был у него «когда мы стояли в Галлии». Но и в таком персонаже есть второе дно: в нем происходит борьба, он совершает переход – от приземленных желаний к экзистенциальному пониманию жизни как внутренней свободы мыслей, желаний, совести. Понимание и приятие приходят к герою на грани между жизнью и смертью.
Эти совершенно разные по характерам персонажи представлены на сцене с помощью разных психофизических характеристик. Туллий Мендельсона лежит в ванне – первая сцена спектакля. По выражению лица и жестам сразу понятно – он получает от этого большое удовольствие, он нежится в воде. Публий, не задумываясь, влезает в ванну сразу после сокамерника – для него не важно, что в этой воде до него кто-то был, он испытывает удовольствие только от ощущения тепла. В этом небольшом эпизоде виден способ существования: актеры отыгрывают физические ощущения, находясь в условной ванне, сделанной из железных прутьев. Но наиболее важным становится то, что в этой сцене показаны характеры и отношения персонажей. Первый – интеллигент, второй варвар; один величествен как Тибр, другой импульсивен как зверь. Их отношения не могут быть уравновешенными. А. Журавин делает образ взрывным, активным, его Публий много кричит, в нем доминирует некомпенсированная сексуальность – чтобы показать это, режиссер создает две сцены, в первой из которых Туллий узнает о том, что его сосед избирает объектом влечения тумбочку, во второй – Публий пытается совратить товарища. Обе сцены сделаны с тонким юмором – непомерное желание варвара обыгрывается актерами и как неотъемлемый атрибут его личности, и как комическая черта характера.
Их диалоги построены на постоянном споре, они как бы пытаются доказать что-то друг другу. Из-за этого возникает череда маленьких скандалов, в которых Публий «наезжает», а Туллий высокомерно парирует нападки. И спектакль превратился бы в обычную бытовую драму из жизни заключенных, если бы не то, о чем спорят эти двое. Бродский вкладывает в диалоги философское содержание, парадоксально соединенное с бытовыми, прозаическими вставками. В этом бесконечном споре в какой-то момент проступает душевное единение двух человек, запертых в клетке. Этому ощущению нет логического объяснения, но к концу спектакля, когда оба героя попеременно пытаются удержать друг друга от самоубийства, вдруг приходит понимание того, что эти двое не могут ужиться вместе, но и порознь тоже не могут. Так, когда Туллий сбегает, Публий только что волосы на себе не рвет от досады. Его мысль проста – как он мог не поделиться со мной секретом свободы? Выражается это гротескным образом: в отборной ругани, причитаниях, актер носится по сцене, пряча снотворное, которое Публий проспорил сокамернику.
Образ Туллия тоже не так однообразен, как может показаться. Этого спокойного и уравновешенного человека иногда «прорывает», иногда он не может парировать Публию. За медленной и плавной пластикой актера скрывается внутреннее напряжение. Если варвары позволяют своим эмоциям захлестывать, то римлянин не может себе этого позволить. Наиболее важной точкой в актерской работе является последняя сцена второго акта, в которой Туллий читает длинный монолог о свободе и древних поэтах. Здесь актер использует постепенное нагнетание эмоций, жестов и движений. От piano он медленно переходит к forte. К концу монолога не остается следа он надменного римлянина – только человек, жаждущий свободы всем своим естеством.
Однако в третьем действии перед зрителем снова тот же сангвиник, но манера речи уже меняется – появляются интонации грусти. Казалось бы, снова на сцене те же разборки, но это уже финальные сомнения двух людей, которые стоят перед выбором: жизнь взаперти или вечный сон. В финале так и не становится окончательно ясно, какой выбор они делают – Туллий принимает пригоршню таблеток снотворного, а Публий остается с разрезанными венами, ожидая, когда проснется его сосед. Финал открыт, отношения героев, развиваясь по вертикали споров, так и не разрешаются чем-то определенным, а долгожданная свобода призрачна.
И остается время, которое течет как река. И остаются два разных человека, стремящихся компенсировать минимум пространства максимумом времени.
Владислав Станкевичус

Научный сборник «Петербургские театральные сезоны»
Автор – Антон Сергеев

В сезоне 2006/07 годов театр «За Чёрной речкой» выпустил один спектакль — «Мрамор» И. Бродского в постановке И. Стависского (премьера — 27 апреля). Само обращение к этой пьесе свидетельствует о готовности театра пренебречь кассой: интеллектуальная драма двух персонажей очевидно не могла рассчитывать на массовый успех. Но именно эта работа стала наиболее интересным и заметным свершением театра за несколько последних сезонов.
Небольшая сцена наполнена предметами — тумбочка, стулья, ванна, телефон. Расположенные полукругом на заднем плане бюсты античных мыслителей задают округлую геометрию пространства, обрывающегося в черноту задника и кулис (художники — Ф. и О. Атмаздас). Сценический мир замкнут и не имеет выхода. Его поиск, обретение его Туллием и последующий отказ от него выражают философскую мысль Бродского о свободе как свободе сознания, игнорирующей пространственные границы и несвободу физического тела.
Герметичный мир спектакля не лишен приятности и какого-то налета сибаритства. Он окрашен в светлые — преимущественно белые и желтые — тона и располагает к расслабленному, спокойному времяпрепровождению. Публий с видимым удовольствием и упоением принимает здесь ванну — простые радости бытия. Однако именно в таком удобном и почти благостном пространстве разворачивается полная драматизма история притяжения и отталкивания, взаимодействия и соперничества героев.
Взаимоотношения заключенных в башню Публия и Туллия разворачиваются режиссером по законам психологического театра. Такое решение оказывается органичным для пьесы: интеллектуализм Бродского претворяется в полных страсти сценических диалогах. Собственно в этом и заключается театральный смысл постановки: обнажить механизм связи мысли и чувства. Полностью доверяя драматургу, актеры создают на сцене два человеческих типа. Туллий С. Мендельсона — спокойный аристократ духа, стоик, склонный не придавать большого значения обстоятельствам и чувствам. Его рацио — это он сам. Понимая значимость и содержательность собственных мыслей, он их даже выражает чуть замедленно — чтобы ни один поворот не пропал. Полная противоположность ему Публий А. Журавина. Недалекий плебей, импульсивный, подверженный резким перепадам настроения, он, конечно, в интеллектуальных столкновениях проигрывает своему сокамернику; взрывается на его насмешки, бросается на него чуть не с кулаками, но взять на Туллием верх не может. И все же это не простое противостояние сильного и слабого, аристократа и плебея. В отличие от Туллия, живущего мыслью, Публий очень телесный персонаж. Его физиология проигрывается Журавиным подробно и со вкусом. Обжорство, сексуальные домогательства Туллия, довольство собственным телом — все это составляет сердцевину героя. Публий витален, его чувства — простейшие, но сильные эмоции: страх, восторг, привязанность, гнев. Чистота и сила его переживаний, реализованных актером на сцене, безусловно являются важным этапом в творческой судьбе А. Журавина, открывшего в себе новые выразительные возможности. Благодаря такому разделению героев на сцене сталкиваются две составляющие человеческой природы: телесно-эмоциональное и интеллектуально-отвлеченное.
Внутренняя драматургия спектакля строится на взаимодействии и финальном сближении этих начал: как Публий осмысляет мироздание, так и Туллий проходит свой путь переживания действительности.
Подробное существование персонажей на сцене, простроенные Стависским полутона и полувзгляды, наполненность спектакля мыслью и чувством приковывают к себе внимание зрительного зала. В «Мраморе» театр решил одну из сложнейших для себя задач: на протяжении трех действий удерживать интерес непритязательной публики новостроек к философско-интеллектуальной проблематике.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB3